,

Форум
Фотоальбом
Оголошення
Наше опитування
Як ви вважаєте, чи потрібна нашій громаді бібліотека?
Так
Ні
Не знаю
Інше


Показати усі опитування
«    Жовтень 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбНд
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Архів новин сайту
Жовтень 2019 (38)
Вересень 2019 (63)
Серпень 2019 (22)
Липень 2019 (59)
Червень 2019 (48)
Травень 2019 (68)
Наша адреса:

Костянтинівська центральна міська бібліотека знаходиться за адресою:
85113 м. Костянтинівка Донецької області
б/р Космонавтів, 11
тел. /факс(06272) 2-70-06
e-mail: konstlib(dog)ukr.net

Літній графік роботи с 1 липня по 31 серпня: бібліотека працює с 10:00 до 18:00. Вихідні - неділя, понеділок.

Проїзд від залізничного вокзалу автобусом №1,2,6 до зупинки "Універсам"

Банківські реквізити бібліотеки:

Рахунок № 35425007003007
УДК у Донецькій області
МФО 834016
Код організації (ЄДРПОУ) 00183816

 


Выпуск 4-6

« С о д р у ж е с т в о»

N 4-6 2007
Апрель-июнь

Орган литературного объединения «Содружество»
при библиотеке им Горького
г. Константиновка. Донецкая область. Украина.

  ОГОНЬ НЕУГАСИМЫЙ.

 

Малую травку родить - труднее,
чем разрушить каменный дом
В.В. Розанов

Как пишутся портреты людей, не прославивших себя Олимпийскими победами, не стяжавших громких имен, не названных современниками героями?

Как говорить о судьбах, ставших «только» каплей в океане?

Как петь о душах, не любивших прижизненных гимнов их делам, их сердцам, их подвигам?

О поколении, пришедшем в мир в начале двадцатого века, много говорено, спето, нафантазировано…Нужна правда, чтобы понять бессмертность каждой судьбы, каждого труженика, каждого воителя за дело святое – счастье народное.

Боюсь высокопарных слов. Боюсь обидеть героя моего очерка возвышенными оценками, красотами слова и слога. Он присутствует при рождении скромного труда о его жизни. О его …бессмертии. Я слышу его голос, потому и сдержанна, потому и скупа на слова.

Когда-то родились строки:

Есть Человек и человек…
Один - что гордое светило,
Другой - падучая звезда,
Что только миг один светила
И в никуда тотчас ушла.

Донцов Борис Наумович – Человек. Светило для живых душ, для не оскопленных пороками сердец, для разума тех, кто всегда был, есть и останется солью родной земли. Я так думаю. А еще я знаю, что пока память народная хранит имена и дела славных сынов своих, жив народ, жива страна, ради которой шли на бой, не спали ночами, надрывались в труде лучшие из лучших.

Глядя на рукописи Бориса Наумовича, всматриваясь в четко выписанные буквы, вдумываясь в строгую логику его журналистской работы, психолог, графолог сказали бы, что автор умен, упрям, прямолинеен и…лиричен. Да, оценка была бы верной, но не полной.

Борис Наумович родился в городе Чехова, в Таганроге. В России. Его отец – Наум Степанович - работал слесарем на Таганрогском машиностроительном заводе, в 1916 году переехала семья в Дружковку, там Наум Степанович трудился на Торецком заводе.

Революция…Ломка не только государственного строя, но и жизненного уклада миллионов и миллионов людей. Тяжелая, каторжная работа во имя завтрашнего дня страны, детей, будущего своего. Наум Степанович умер в 1921 году. Борису было 10 лет.

Страна, родившаяся в 1917 году – еще младенец. Первые шаги, первые открытия, первые победы, первые ошибки. Во всем, что в стране происходило, взрослеющий Борис - не пылинка на ветру. Он уже знает, что Родине нужны умные головы, трудолюбивые руки, преданные сердца. Страна вырастала в заботе о культуре, образовании, как о хлебе насущном. Борис заканчивает семилетку, его направляют учиться в Артемовское педагогическое училище, преобразованное, через год после поступления Бориса, в Институт Социального воспитания.

В 1932 году Борис работает преподавателем истории и политэкономии в ФЗУ Торецкого завода. (Вспомним историю! 1932 год – голод…время перемен, оплаченных смертями миллионов)

В 1933 году Борис избирается заведующим культпропа в комсомольской организации Торецкого завода, а уже в 1934 году Борис взят в аппарат Горкома комсомола, заведующим отдела политической учебы ГКЛКСМУ.

В августе 1936 года Борис становится Борисом Наумовичем - его назначают в СШ N 2 г.Константиновка учителем истории, а через год Борис Наумович становится директором школы.

1934 год – Борис Наумович Донцов – заведующий Константиновского городского отдела народного образования.

Не карьера, а судьба, идет по восходящей. За перечнем ступенек в этой судьбе не скрывается для любознательного ума сложность, трудность самоутверждения, постоянного труда, где собственное, личное, как позже скажет его жена Надежда Степановна, отодвигалось на второй план. На первом плане - работа.

В то время не очень любили высокопарность. Слова о служении Родине, народу тогда что-то значили, когда они становились делами, поступками.

С дистанции в семьдесят три года сердце сжимается от мысли: А ведь скоро война! Скоро беда, перед которой все равны и все беззащитны, если…не встать плечом к плечу, заслонив собою детей, Родину.

Борис Наумович уходит на фронт. И там он – Человек, Учитель, Пример для тех, кого учит смелости, вере в победу. За годы войны комиссар вырастает до старшего инструктора политотдела корпуса и армии.

Как работал? – Тяжелое ранение, контузия (дважды), награжден Орденом Красной Звезды и Орденом Отечественной Войны первой степени, Медалью «За Победу над Германией».

Все слова хочется писать с большой буквы, ведь не нужно художественного пылкого воображения, чтобы представить, что значат эти награды!

С 1939 года Донцов – член Коммунистической партии.

Борис Наумович говорил о себе, как о коммунисте: Не умел идти против совести, не умел подличать. Для меня коммунист – человек дела и чести. Так учил меня В К Ходеев, рекомендовавший в партию. Этим все сказано.

Помните слова о том, что о Родине пристало коммунисту думать прежде, чем о себе?

Кстати, рекомендовавший Бориса Наумовича, В.К. Ходеев, был редактором константиновской газеты «Знамя индустрии». Можно предположить, что и в том, что стало для Донцова огромной частью его жизни – журналистская работа- и труд создания истории Константиновки, не обошлось без влияния партийного наставника, учителя, старшего товарища.

Годы, о которых сегодня так много пишут и говорят неправды, были для лучших сынов партии годами проверки на честность, порядочность. Нужна была недюжинная сила характера и, что уж лукавить, – смелость, чтобы вставать на защиту тех, кто по оговору, доносу попадал под каток «чистки рядов партии». У Донцова хватало смелости, решительности и принципиальности, он боролся за каждого человека, за каждую судьбу. Это – правда.

Вернусь к биографии: Осенью 1945 года Борис Наумович демобилизован, а в 1951 году снова призван в Вооруженные силы. Преподавал в военном училище. Вернувшись, домой в середине пятидесятых, до пенсии работал директором школы. В прошлом такие должности, которые решали в жизни города очень много: Работник горкома партии, исполкома городского совета, директор городского музея, постоянно - лектор обкома и горкома партии, воспитатель молодых коммунистов наставник комсомольской смены. Он активен, молод душой. Среди инициаторов создания Книги Памяти и авторов Книги Памяти мы видим и его имя.

Вместе с В.П. Бондарем пишет историю г. Константиновки. Передо мною скромные книжечки, бесценные книжечки, без которых сегодня нельзя говорить о прошлом города: «Константиновка», «Константиновке 100 лет», «Константиновка. 120 лет», «Константиновский краеведческий музей». Все это - наследие наше, оно ждет переизданий, потому что необходимо, потому что уже сегодня появились дельцы от «журналистики», растаскивающие построчно то, что создано кропотливым трудом историка, журналиста, человека, влюбленного в город. Растаскивается, без ссылок, без цитат. Присваивается целыми страницами, главами.… Не слышат «авторы» голоса совести, надеются на беспамятство тех, кто жив, кто знает цену журналистскому труду, труду историка.

Борис Наумович был страстен в спорах, но не очень верил, что споры могут привести к Истине. Признавал споры, как возможность проверить какие-то свои мысли, идеи, взгляды.

Его соавтор по историко-краеведческим трудам - В.П. Бондарь - подстать ему. Можно себе представить, как(!) рождались книги, статьи, ими созданные!

Они, два ветерана, не ограничиваясь книгами, старались донести до горожан историю их «малой Родины». Сотни публикаций в газете «Знамя индустрии» рассказывали о людях, создававших славу города, ставших гордостью Константиновки. Эти публикации тоже ждут исследователя и издателя. Во имя будущего, на которое работал и которым жил Донцов, почетный гражданин Константиновки, ветеран войны, отмеченный почетным Знаком Ветеран КПСС.

Всех знаков внимания к нему, знаков уважения страны и города не перечесть. Донцову – историку, Донцову – руководителю, Донцову – воспитателю подрастающего поколения…

А еще в тени остались страницы его жизни, на которых Донцов – сын, муж, отец, дед…

Нужна история судьбы, написанная честно и уважительно. Для константиновцев, и не только для них, чтобы и сегодня и завтра, и через век, помнили они, как трудно добывалось счастье. Как тернист был путь тех, кто не умел думать о корыстном, меркантильном, зная, что всегда определяющим было и останется в славянах трудолюбие, совестливость, нестяжание, любовь к Родине.

Иногда трудно думающему человеку понять то, что происходит сегодня, в году 2007 с Рождения Христова на родной земле. Возвращается душа, чтобы не потерять себя, к памяти о тех, кто строил, созидал, мечтал, любил с мыслью о потомках.

Я читаю страницы автобиографии Б.Н. Донцова. Сухо, строго, как и положено историку, излагает он свой взгляд на собственную судьбу. Конечно, в автобиографии нет ответа на волнующий меня вопрос: Был ли он счастлив?

Знаю, что до последнего дня верил, что будущие люди имеют право на правду. А еще: Будущие люди должны знать имена и судьбы тех, кто поднял на плечах своих страну. Кто создавал трудом своим богатство Родины, которое вот уже более пятнадцати лет разворовывают, транжирят «слуги народа». Да все живет, растет, рожает детей и сеет хлебушек на полях неутомимое племя людей, среди которых не был, но и сегодня есть, есть мыслью своей, есть примером судьбы своей гражданин Мира, гражданин Родины своей, гражданин многострадального города Константиновка - Донцов Борис Наумович.

Неугасим огонь жизни людской, если поддерживает его благодарная память потомков.

С Турчина

 

 

Учитель мой.

  Когда говорят, что человеческая память избирательна, соглашаюсь. Когда утверждают, что она чаще сберегает обиды, потери, предательства, спорю. В моей душе с годами накапливалось, росло, крепчало дерево, у которого, что ни веточка – образ, что ни лист- дорогой душе человек…

Не так часто останавливается внутренний взор на том или ином, но однажды кто-то или что-то упорно привлекает к себе внимание. То покажется невозможное - идет навстречу любимый, которого много лет нет рядом, на земле нет.

То является в сон, повторяясь, требуя внимания, какая-то картина, ситуация, фраза. И наступает час, миг, когда ты понимаешь – подсознание посылает закодированный сигнал: Пора сделать шаг, пора совершить действие, пора рассказать о человеке…

Студентам второго курса факультета иностранный языков сообщили, что курс психологии у них будет читать Седик Валентин Иосифович. Кандидат педагогических наук, человек, знавший Яноша Корчака и друг Бориса Полевого…

Студенты факультета, во все времена считавшегося элитным, отличались, да и сегодня отличаются, несколько завышенной самооценкой, они, в большинстве своем «впереди планеты всей» и в моде, и в знании литературных новинок, да и раскрепощенности им не занимать. Так было.…Так есть.

Когда отзвучала последняя фраза объявления, зашумел, загомонил лекционный зал. О психологии в то время говорили мало, а курс школьной психологии, как утверждали старшие товарищи-штудиози, был скучен и формален. В нем было мало педагогики и еще меньше психологии. А тут интрига – человек столь легендарный будет читать курс чистой психологии. Ну, как не волноваться?!

Надо признать, что в начале семидесятых в Краснодаре на факультете иностранных языков трудно было найти троечника. Ленивца. Конкурсы были огромные, а о поступлении на факультет «по блату» речь не шла: устроить поступление можно было, но учиться тяжело, и маменькины - папенькины митрофанушки не выдерживали напряжения. Тем более, что мои студенческие годы совпали с годами хорошо продуманной реорганизации учебного процесса на факультетах иностранных языков. Нам начали давать с первого курса два языка, еще несколько языков мы могли изучать факультативно, бесплатно, конечно.

Ждали нового преподавателя трепетно. Процентов 80 курса – девчонки, потому в день

его первой лекции в зале пестро было от праздничных нарядов, душно от ароматов «дорогих» духов. В общем, во всеоружии встретили того, кто для многих навсегда стал родным, близким, нужным человеком. Нужным душе.

Седик очень похож был на актера Черкасова. Красивый, совершенно седой, нам, пигалицам, показалось – древний, даже не старый. Именно древний, мифологический. Но…интересный же мужчина!

Моя любовь к психологии, уважительное к ней отношение, желание эту науку освоить, родились на той первой лекции - встрече. С «галерки», где я обреталась на скучных лекциях, продефилировала за первый стол, да так и осталась в первых рядах до окончания курса психологии.

Со временем Валентин Иосифович незаметно, исподволь, какие-то темы, какие-то проблемы приучил нас слушать на немецком языке. Мы тогда впервые услышали цитаты из Ницше, Фрейда, из психологических эссе А.Цвейга, Киркегора. Немецким и английским языками он владел абсолютно, был в них дома, как говорят англичане.

В последний лекционный день Валентин Иосифович говорил с нами так, будто оглашал свое нравственное завещание. Моя старательность и любовь к нему, Учителю, сделали меня обладателем эксклюзивного материала, который не раз спасал меня в минуты отчаяния. Как молитву знаю наизусть его Максимы.

Он учил нас любить людей, завещал работать над собой, постоянно, неустанно. Родину любить завещал так, как и себя не любит человек.

Учитель мой, - говорю я ему в тяжелый час,- чтобы Вы сказали, сделали, на моем месте? Как бы вы оценили то, что мною написано, опубликовано, совершено? Похвалили бы меня или, привычно прищурив левый глаз, сказали бы: Есть о чем подумать? Есть над чем работать?

Так не хватает в судьбах молодых людей сегодня таких Учителей!

Я сама себе завидую. Лучшее, что есть во мне – от него, точнее, и от него, от Седика Валентина Иосифовича.

Нам, выпускникам уже, подарил Валентин Иосифович Орден Бересты, которым награждались им бывшие узники ГУЛАГА, где он провел более 15 лет. Бересту привез из тех северных краев, где прошли лучшие годы его жизни. Борис Полевой с благодарностью принял когда-то сей великий дар.

Свой Орден Бересты я хранила более тридцати лет, а потом передала в музей своей родной станицы, как память об Учителе своем. Там он и хранится вместе с письмами Валентина Иосифовича ко мне.

Когда пришла горькая весть о том, что Седик ушел из жизни, застрелился, Боже, как же я ненавидела тех, кто были его мучителями, я же их поименно знала!

В первый октябрьский праздник после ухода из жизни Валентина Иосифовича собрались перед демонстрацией его ученики возле родного института. По цепочке передавалась печальная весть, приехали все. Решили …отомстить. И когда колонны готовы были двинуться маршем, динамик, передававший бравурные мелодии, вдруг на секунду замолчал, а потом раздалось: Нет, не дожил, не доработал,

Не досердился, не дозлил,
Не досказал кому-то что-то,
Кому-то горечь не излил…

Мои стихи неслись над шеренгами, вдруг замершими. В абсолютной тишине мой голос обвинял:

Его раскрали, эта кража
И кражей даже не слыла…

Нет, никто никого не наказал. Только те, кто мучил нас, студентов, изводил нашего любимого Учителя, как-то незаметно скрылись.

А мы пристроились к колонне инфака и прошли позже все вместе мимо его дома.

У каждого из нас в сердце остался чуть хрипловатый голос. Манера улыбаться. Щедрость на добро, на знания: он торопился всегда на лекциях - хотел все, что знал, передать нам. И передал много. Главное, завещанное мне Валентином Иосифовичем, сделало душу не крепче, но терпимей, сделало разум, может, не острее, но пытливее, трудолюбивей. Я до сих пор начинаю день занятиями иностранными языками, философией, психологией. Это – Седик Валентин Иосифович – во мне!

Потому, вторя гениальному поэту, говорю я, ученица великого Учителя:

Учитель мой, пред именем Твоим позволь смиренно преклонить колени…
И как молитву: Да святится имя Ваше, бессмертный Учитель мой!

Феодора Илюхина

 

Трудное счастье.

 

Когда вы, дорогие читатели, в последний раз видели счастливого человека? Счастливого не потому, что дом – полная чаша. И не потому, что пост высокий подарила судьба.

Мне повезло встретить и, признаюсь, в одночасье полюбить человека, счастливого и способного дарить счастье другим. Судьба «организует» такие встречи, будто награждая за что-то, а может – авансируя будущие добрые дела?

Открыв дверь кабинета заведующего терапевтическим отделением поликлиники номер один Алины Владимировны Щербины, я будто нырнула в голубизну глаз, улыбавшихся так, будто я – очень жданный и дорогой гость…Мы не были знакомы до этой встречи, и потому я вспомнила слова мудрой коллеги Алины Владимировны Усовой Александры Ивановны: Это - человек, который согревает сердце каждого, с кем приходится общаться врачу – профессионалу высокого уровня, руководителю немалого коллектива, женщине, идущей навстречу зову о помощи, громкий он или молчаливый не имеет значения.

Алина Владимировна – достойная дочь достойных родителей. Ее мама – Нинель Александровна, в прошлом – учитель химии в СШ номер девять, до сих пор нужна и коллегам, и бывшим ученикам, и всей Новоселовке, где прошла жизнь семьи Алины Владимировны, где сегодня живет этот солнечный человек, называющий наш город любимым, а свою судьбу счастливой.

Алина Владимировна не утратила ,что сегодня удивительно, способности к сочувствию, жалости. Она ,мне кажется, наделена талантом любви к людям, разным, не всегда здоровым и добрым, не всегда открытым и справедливым. Закалялась и проходила тяжкие испытания эта любовь в тяжелом труде участкового врача, десять лет Алина Владимировна была фактически семейным врачом, советчиком, личным психотерапевтом для многих жителей района, где находится кинотеатр «Спутник».

Алина Владимировна несомненно умна, начитана, любит музыку. На любой вопрос, который я задавала, наслаждаясь редкой возможностью общения с интересным человеком, Алина Владимировна отвечала на вкусном русском языке, речь ее богата, образна, логична.

Мы говорили и о проблемах нашей городской медицины, конечно. Алина Владимировна с благодарностью говорит о руководстве города и поликлиники за постоянную заботу о тяжело больных, об обеспечении обреченных бесплатным медицинским обслуживанием и медикаментами. Зашла речь о проблемах общечеловеческих , и о них у Алины Владимировны свое мнение: и об автаназии, и о «помолодении» тяжких болезней, и о качестве медицинского обслуживания жителей города. Я, конечно же, спросила о том, чем живет душа столь много работающего человека, что читает Алина Владимировна. Кроме литературы медицинской, душа требует настоящего, умного собеседника – книги. Сегодня Алина Владимировна читает. А.Маринину, А.Ахматову, Г Гурджиева… Слушает хорошую музыку, а главное – трудится с удовольствием, живет с удовольствием, помогает людям тоже с удовольствием. Не зря же ее идеалом является мама. Великая труженица, человек большой души.

Конечно, спрашиваю о семье. Бог дал деток, дочь и сына. Дочь Юленька уже настоящая помощница мамина, ухаживает за бабушкой, »курирует» младшего брата, поддерживает в доме не только порядок, но и чувство уюта. Муж Алины Владимировны, как и должно настоящему мужчине, если иметь ввиду классическое представление о настоящих мужчинах, конечно, является защитником и опорой всей семьи.

Я спрашивала о самом счастливом и самом тяжком днях в жизни Алины Владимировны. И здесь она остается собой. Счастье ее в детях, в семье. А горе пришло пять лет назад, когда умер отец.

О счастье мы говорили много. И я с разных сторон подходила к проблеме, сегодня очень актуальной: Почему так много людей, не считающих свою жизнь счастливой, хотя со стороны кажется, что они вполне благополучны. Если бы мне встреча с Алиной Владимировной открыла только этот секрет, я имела бы (имею!) основания благодарить судьбу. Алина Владимировна живет по мудрейшему закону : Она взяла тяжкий труд создания своей судьбы в свои руки. Она нашла в труде врача – призвание, а это – счастье.

Она обладает талантом матери, жены и дочери, а это – счастье. Она ценит дружбу и потому не теряет друзей, а это – счастье. Она уважает коллег – профессионалов, и они откликаются уважением и готовностью быть рядом в трудную минуту. Она считает, что больной человек всегда прав, а значит, нельзя сердиться, обижаться на больного, а это для врача истинного – тоже счастье.

Счастье,- говорила Эльза Триоле, – блюдо, которое долго готовят, но быстро съедают.

Счастье Алины Владимировны долго созидалось, но и жить ему долго, не меняя прописку, в судьбе Алины Владимировны Щербины, у которой, кстати, на днях – праздник – день рождения. Сердца людей, знающих Алину Владимировну, желают ей одного: Пусть все идет по восходящей: и благополучие, и чувство удовлетворения делом жизни, и чтобы все, любящие Алину Владимировну, не забывали, какой щедрый подарок сделал им всем (и нашему городу – тоже) Господь, открыв ей мир именно рядом с нами, рядом с людьми, ее достойными.

Трудное счастье у Алины Владимировны? А разве оно бывает легким, когда счастье – настоящее?

С Турчина

 

СТИХИ СВЕТЛАНЫ ТУРЧИНОЙ

(Из дневника. Май – июнь 2007 год)

 

Вакханалия?

Раздавали вчера грамоты,
Целовались взасос враги…
Черт смеялся. Предстал нагим
Монстр. Кричал: А не станешь
Хламом ты,
И ни грамот тебе, ни конвертов,
Ни похвал тебе от шакалов!
Мало выжило интровертов.
Быдло так их, сопя, искало,
Что…всех вычислив, находило,
И расхрустывало, как орехи…
Монстр размахивает кадилом.
Устраняются, как помехи,
Вольнодумцы.

Смена чья?

Разгулялась стая быдла:
Звон стекла и веток хруст.
Воздух мата полон - густ…
Жизнь такая не обрыдла?
Расшалилась детвора-
Монументы раскрошила,
Вор отнес металл к ворам.
Мент в мешке не ищет шила,
Говорят: Не утаишь!
Ох, пустяк! Всему научены…
Быдло там и тут. И – тишь –
Наверху…Награды всучены
За разгул? - За шалость – всем…
Хорошо! Дана свобода
Сеять зло… Взойдет посев –
Быдло…Смена чья?
Народа?

Жизнь не кляни!

У жизни, оказалось, нет законов.
Есть произвол. Фортуны? Рока?
–Твой!
Когда ломается судьба,
Ночами вой,
Жизнь не кляни,
Она не терпит стонов.

Вот и я!

У Модильяни женщина?
Поэт?
Вначале – женщина?
Поэт ли?
Нет, Богиня
Нет, маха страстная,
И стыд, и платье кинет
К стопам любви?
Нет, страсти!
Пируэт
Взлетевшего над прозой бытия
Крылатого? Бескрылого созданья?
Ахматова в мгновение свиданья
С собой неведомой
Сказала: Вот и я!

Пусть не смутит…

Не призрачным – прозрачным станет день,
А солнышко – хмельным и говорливым.
Поэт сочтет себя и этот мир счастливым.
Господь велит: Ты белое одень.
Оденусь в белоснежное. Кудрей
Пусть не смутит, мой любый, белоснежность,
Мы встретимся. Постарше и мудрей,
А третьей будет сказочная нежность.

Ответственный за выпуск: Оратовская Т.В.

Куратор выпуска: Четверкина Г.М.

Редактор : Турчина С.Ф.



Обсудить на форуме